К 76-й годовщине освобождения Советской Армией концентрационного лагеря Саласпилс, публикуем воспоминания малолетнего узника лагеря

 
В связи с 76-й годовщиной освобождения Советской Армией концентрационного лагеря (по современной версии латвийских историков – «лагеря трудового воспитания») в Саласпилсе публикуем воспоминания малолетнего узника этой «фабрики по уничтожению людей», в том числе детей, жителя посёлка Науене, что в нескольких километрах от Даугавпилса, Аркадия Гаврилова. Материал был опубликован в 2010 году на сайте «Благотворительного Фонда развития культуры».
 
«Когда началась война, фашистская Германия напала на наши мирные города и посёлки, самолёты начали бомбить нашу железнодорожную станцию Науене, где стояло много загруженных техникой эшелонов. С этого и начался наш кошмар. Наша семья была многодетной: отец Иван был 1894 года рождения, мать Васса – 1909 года и пять сыновей: Якову было 12 лет, мне – 7 лет, Ивану – 6, Тимофею 4 года и Матвею не было ещё и годика.
 
К сожалению, в начале войны в 1941 году младший брат Матвейка умер. Жили мы в деревне Притыкино, Науенской волости, Даугавпилсcкого уезда. Когда в нашу деревню пришли немецкие войска, они почти полностью сожгли всё, в том числе сгорел наш дом и хозяйство, а то, что осталось, – разграбили. На месте новых сельхозпостроек и нового дома осталось пепелище, сгорел и весь домашний скот. Позже отец и его родные построили небольшой домик-баньку, там мы жили до 25 августа 1943 года.
 
В тот страшный день в 4 утра наше жилище окружили фашистские войска. Нашу всю семью погнали на станцию Науене, загнали в вагоны для скота, с забитыми колючей проволокой окнами и ночью повезли неизвестно куда. Первая остановка была в Даугавпилсе, там подцепили вагоны с новыми жертвами, в конце концов, нас привезли в лес. Нас выгнали из вагонов и по пыльной дороге погнали в концентрационный лагерь Саласпилс - лагерь смерти. По пути нас охраняли эсэсовские солдаты с собаками. Несколько человек попытались убежать в лес, но их сразу же расстреляли.
 
Дойдя до самого лагеря, мы увидели кругом ограждения с колючей проволокой в два ряда, в центре стояла охранная вышка с пулемётом. Недалеко от вышки виднелась виселица, на которой висел человек, а вокруг стояли небольшие чёрные бараки. Так мы оказались в центре нашей новой «жизни». Прошло уже более 60 лет, а этот момент остался в моей памяти навсегда. После санобработки холодной водой всех поместили в карантин вместе. Женщины и взрослые мужчины были полуголыми, одежда была подобрана таким образом, чтобы в очередной раз унизить своих пленников. Нам же, детям, выдали длинные ночные женские рубашки.
 
На утро нашу семью определили в барак, который стоял в северной части лагеря, напротив находился подземный карцер смертников. Левее от барака была мастерская, где впоследствии работала моя мама. Там плели из короткой грязной и мокрой соломы косички для тапочек раненым немецким солдатам. Женщины работали по 12-14 часов. Отец и другие мужчины носили носилки с песком, образовав людскую цепочку: брали песок из одного места, переносили в другое и обратно, то есть просто мучили людей, а кто не выдерживал – били палками и расстреливали.
 
Вечером заставляли заниматься «зарядкой» вокруг барака (лечь, встать и бегом), а те, кто не мог подняться, получали партию ударов палкой, некоторых забивали до смерти. Такие «зарядки» проводились очень часто, чтобы уничтожить как можно больше людей. В то время, пока родители работали, мы с братьями находились в бараке, так как по лагерю нельзя было ходить. Когда мы прибыли в лагерь, нам несколько дней не давали пищи, и только через несколько дней нам дали суп-бурду, который состоял из гнилой картошки и тухлых костей с шерстью, а иногда туда добавляли керосин «шутки ради», есть это было совершенно невозможно, несмотря на голод.
 
Из-за плохого питания многие, особенно дети, болели дизентерией, мы просто исходились поносом, от этого мы были похожи на маленькие живые скелеты. Находились такие гестаповцы, которые, застав сильно ослабленного ребёнка в туалете, толкали его ногой прямо в туалетную яму, таких случаев было достаточно много. В бараках было очень грязно, из-за чего наши тела были покрыты сыпью и нарывами, бараки были переполнены клопами, блохами и вшами. Некоторые дети гнили заживо. Несмотря на эти ужасы, фашисты брали у нас кровь для раненых солдат немецкой армии, многие дети умирали.
 
Когда мы с младшим братом сильно заболели, нас поместили в отдельный барак для больных детей, откуда выйти живым было практически невозможно, десятки детей там умирали, так как кровь продолжали брать, а сил не было даже на то, чтобы дышать. Из этого барака нас забрали родные. В нашем бараке, где мы находились с родителями, очень часто устраивалась ночная дезинфекция, что являлось очередным издевательством. В барак заходили охранники и включали огнетушитель, он издавал громкий шум и охрана кричала: «Газы». Перепуганные, уставшие, сонные люди, ничего не соображая, падали с верхних нар на головы других, ломая руки и ноги; в ужасе женщины хватали детей и пытались бежать на выход, где была большая давка, плач и стоны. Такие «сюрпризы» случались очень часто.
 
Когда наступили холода, мы с детьми собирались, вспоминали довоенные времена и мечтали лишь об одном: самое счастливое время будет тогда, когда можно будет вдоволь наесться чёрного хлеба. Эти все лишения – голод, страх за детей, за мужа очень плохо отразились на моей маме, она потеряла память. Она перестала узнавать нас – детей и отца, и только отошла от болезни в Германии. Но после войны, вернувшись домой, она долго не прожила и умерла в возрасте 43 лет в 1953 году. Это была огромная потеря для нашей семьи, особенно для маленькой сестрички Лизы, которая родилась в Праге по возвращении из Германии.
Пережив все ужасы войны, наша семья вернулась на родину в Латвию и начала строить новую жизнь. Я за это время окончил школу, потом институт, работал на заводе ВЭФ, потом служил в МВД ЛР, в 1997 году ушёл на пенсию. У меня есть хорошая семья, дочь и внуки. Хотелось бы, чтобы наши дети и внуки никогда не испытали ужасов и страданий войны, которые пришлось испытать мне и многим таким, как я. Такие лагеря были созданы для того, чтобы мучить и уничтожать невинных стариков, женщин и детей.»
 
Сохранилось немало других воспоминаний очевидцев и доказательств преступлениям нацистов и их приспешников, совершенных как в Саласпилсе, так и в других местах массового уничтожения людей на территории Латвии, в том числе в Даугавпилсе и Резекне. Более того, живы еще некоторые малолетние узники Саласпилса, активно участвующие по сей день в работе Даугавпилсской организации борцов антигитлеровской коалиции (ДОБАК), делегация которой регулярно принимает участие в памятных мероприятиях в Саласпилсе. Будут там их представители и в этот раз.
 
Следует помнить, что рядом с «лагерем трудового воспитания» (как Саласпилс именовался в немецких документах) располагался лагерь советских военнопленных «Шталаг 350». Что же касается малолетних заключенных Саласпилса, то согласно сохранившимся документальным свидетельствам, сюда свозили детей в первую очередь из Белоруссии и северо-западных областей России – Псковской, Калининской, Ленинградской. Фактически этот лагерь был на самом деле в том числе местом забора крови для нужд госпиталей вермахта и местом, где осуществлялись изуверские эксперименты над людьми, которые язык не поворачивается назвать медицинскими.
 
В этом так называемом «трудовом» лагере содержались малолетние дети, вплоть до грудничкового возраста. За время существования лагеря (с октября 1941 года по сентябрь 1944 года) нацисты выкачали около трех с половиной тысяч литров (!) детской крови. В большинстве случаев её брали до тех пор, пока ребенок не умирал. Момент, когда в бараке появлялся немец в белом халате, был для каждого маленького пленника самым страшным. Обессиленных детей, которые выглядели уже умирающими, уносили из барака – как правило, чтобы сжечь в лагерной печи либо убить (по данным судебно-медицинской экспертизы эксгумированных тел, чаще всего это делалось ударом тяжелого предмета по голове ребенка) и бросить в общую канаву. Остальных подвергали забору крови снова и снова.
 
Из 12 000 детей, которых нацистские изверги использовали в качестве доноров, погибло больше половины. Перед освобождением лагеря Красной Армией фашисты предпринимали активные усилия по сокрытию следов массовых расправ в Саласпилсе, в том числе путем уничтожения массовых захоронений узников. Заметая следы, фашисты раскапывали могилы и сжигали тела. Для таких раскопок использовали труд евреев, которых по окончании работ также убивали и сжигали.
 
Осенью 1944-го при наступлении советских войск практически все постройки концлагеря были нацистами сожжены, а его «персонал» (охранников из числа немцев и местных полицаев) спешно эвакуировали. Согласно акту судмедэкспертизы массовых детских захоронений концлагеря Саласпилс, в 54 обнаруженных на его территории массовых могилах было найдено 632 тела. Из них 114 малышей – грудного возраста, 106 – дети от года до трех лет, 91 – от трех до пяти лет, 117 – от трех до восьми лет.
 
О том, что творилось в Саласпилсском «трудовом» лагере, можно также почитать в рассекреченных Министерством обороны России материалах Главной военной прокуратуры Красной Армии.
Дата и время публикации: 25 сентября 2020, 09:50
Источник
Поделиться
Виртуальная выставка детского рисунка «Мир спас советский солдат» (баннер-3)
03 декабря 2020
Тест по истории Великой Отечественной войны состоится 3 декабря 2020 года Мероприятия, Мероприятия
23 октября 2020
Главный эфир с руководителем поискового движения России Еленой Цунаевой Видео, Россия
23 октября 2020
23 октября в Музее Победы пройдет квиз «Наука и война» Мероприятия, Мероприятия
23 октября 2020
Прорвавшегося к Рейхстагу Героя СССР с почестями похоронили в Самаре Новости, Россия
20 октября 2020
В Италии открыли памятник советскому партизану, сражавшемуся в рядах итальянского Движения Сопротивления Фоторепортажи, Европа
19 октября 2020
В Абхазии прошла церемония захоронения останков двух безымянных красноармейцев, погибших осенью 1942 года Новости, Мероприятия
18 октября 2020
77 лет назад началась Московская конференция министров иностранных дел СССР, США и Великобритании Новости, Страницы истории
17 октября 2020
Реконструкции форсирования Киш-озера в честь 76-ой годовщины освобождения Риги от немецко-фашистских захватчиков Новости, Европа
17 октября 2020
76 лет назад, советские солдаты освободили норвежский Север от фашистских захватчиков Новости, Страницы истории
16 октября 2020
Выступление Посла России во Франции на телеконференции «Нормандия - Неман» Новости, Европа
Рекомендуем
Написать координатору
Имя
Email
Телефон
Сообщение