«Талантливый авиационный командир»: какую роль советский лётчик Николай Остряков сыграл в борьбе с нацизмом

80 лет назад погиб выдающийся советский военный лётчик и один из организаторов обороны Севастополя в Великой Отечественной войне Герой Советского Союза Николай Остряков. Ещё в довоенное время он стал одним из пионеров парашютизма в СССР. В 1941 году он, защищая Севастополь от гитлеровцев, уделял особое внимание боевой подготовке лётчиков. Современники называли Николая Острякова генералом-бойцом, которого отличали «героизм, скромность, умение, хладнокровие и беззаветная преданность родине».

24 апреля 1942 года в Севастополе погиб выдающийся советский военный лётчик, командующий военно-воздушными силами Черноморского флота Николай Остряков. Историки называют его прекрасным военным организатором, отличавшимся огромным мужеством, а нарком ВМФ СССР Николай Кузнецов считал Острякова лучшим командиром лётного состава Военно-морского флота Советского Союза.

«Непревзойдённая целеустремлённость»

Николай Остряков родился 17 мая 1911 года в Москве. Он рано потерял отца, который погиб на фронте (по одной версии во время Первой мировой войны, согласно другой — в ходе Гражданской). Окончив семь классов школы, Николай в 1926 году устроился на завод «Красный металлист», а затем по комсомольскому призыву отправился на строительство Турксиба. Вернувшись в родной город, Остряков работал автослесарем и водителем автобуса, обучаясь параллельно в Московской планерной школе.

«Николай рос одарённым ребёнком. Он неплохо рисовал, играл на музыкальных инструментах и интересовался техникой, мечтая связать с ней свою жизнь», — рассказал RT член Ассоциации историков союзного государства, сопредседатель фонда «Ист-Патриотика» Александр Макушин.

В 1932—1933 годах Остряков прошёл обучение на курсах пилотов и инструкторов парашютного дела в Центральной лётной школе Общества содействия обороне, авиационному и химическому строительству в СССР, после чего был принят на работу заместителем начальника — старшим лётчиком-инструктором Высшей парашютной школы Осоавиахима.

По словам историков, Остряков был одним из пионеров советского парашютизма. Он совершал экспериментальные прыжки с различных высот и участвовал в практических испытаниях парашютного снаряжения, разработанного Особым конструкторским бюро НИИ ВВС РККА. В 1934 году Острякову, одному из первых в Советском Союзе, было присвоено звание мастера парашютного спорта СССР.

«Остряков относился к числу энтузиастов, занимавшихся в 1930-е годы развитием парашютизма как в военных, так и в спортивных целях. Это было подвигом, значимым для всей авиационной отрасли. Работа, в который участвовал Остряков, в последующем спасла жизнь многим лётчикам, использовавшим парашюты, когда их самолёты подбивали, помогла развиться в СССР воздушно-десантным войскам, позволила использовать парашюты при снабжении партизан в годы Великой Отечественной войны», — отметил в разговоре с RT заместитель главного редактора журнала «Авиапанорама», заслуженный военный лётчик России генерал-майор Владимир Попов.

Эксперты подчёркивают тот факт, что всего за несколько лет юноша, учившийся на слесаря, стал одним из создателей советской парашютной школы.

«Николаю Острякову была свойственна непревзойдённая целеустремлённость, он создавал себя сам», — заявила в интервью RT историк и депутат Законодательного собрания Севастополя Татьяна Щербакова.

В 1934 году Николай Остряков был призван на военную службу. Некоторое время он был лётчиком-инструктором парашютно-десантной службы в специальной школе войск НКВД Украинского военного округа и инструктором парашютной секции аэроклуба спортивного общества «Динамо» в Киеве.

Памятник советским добровольцам, воевавшим в Испании в годы гражданской войны

В 1936—1937 годах Остряков добровольцем участвовал в Гражданской войне в Испании на стороне республиканского правительства. По словам Александра Макушина, изначальная цель прибытия на Пиренейский полуостров Острякова, работавшего до этого в структуре НКВД, историкам до сих пор неизвестна. Не исключено, что он мог быть задействован в спецоперациях против франкистов и их фашистских покровителей.

«Не зря уже в начале 1937 года Остряков получил одну из высших советских наград — Орден Красного Знамени», — подчеркнул Макушин.

Находясь в Испании, Остряков освоил бомбардировщик СБ и совершил около 250 боевых вылетов, в ходе которых получил опыт взаимодействия между авиацией и флотом. В мае 1937 года при сопровождении возле острова Ибица теплохода «Магальянес», который следовал из СССР в Испанию, Остряков атаковал германский тяжёлый крейсер «Дойчланд», нанеся ему серьёзные повреждения.

Николай Алексеевич Остряков, между 1937 и 1938

Вернувшись в Советский Союз, Николай Остряков получил второй Орден Красного Знамени, был избран депутатом Совета национальностей Верховного Совета СССР и назначен командиром 71-й скоростной бомбардировочной авиационной бригады ВВС Черноморского флота. В 1939 году он был переведён на Тихоокеанский флот, где стал сначала командиром 29-й авиационной бригады, а затем — заместителем командующего ВВС флота.

В 1940 году 29-летнему Николаю Острякову было присвоено звание генерал-майора авиации.

Оборона Севастополя

В 1941 году Остряков окончил Курсы усовершенствования высшего начальствующего состава ВМФ при Военно-морской академии Рабоче-крестьянского ВМФ им. К. Е. Ворошилова. Он неоднократно подавал рапорты о переводе в действующую армию и осенью того же года был назначен командующим ВВС Черноморского флота. По словам историков, одной из ключевых задач подразделений ЧФ в тот период была защита Севастополя от прорвавшихся на Крымский полуостров нацистов. Одним из организаторов обороны города стал Николай Остряков.

«Перед Остряковым стояли масштабные задачи. К ноябрю 1941 года часть пунктов базирования авиации Черноморского флота уже была захвачена врагом. Остряков быстро сориентировался и обеспечил максимально эффективное использование оставшихся в его распоряжении аэродромов. Он продумал защиту находящихся в местах базирования самолётов от разлёта осколков при вражеских бомбардировках при помощи специальных сооружений. Особое внимание Остряков уделял боевой подготовке лётчиков и налаживанию взаимодействий между различными родами войск, чтобы все они действовали как единый механизм. Он проявил себя как потрясающий организатор», — рассказала Татьяна Щербакова.

По словам историков, Николай Остряков также считал крайне важной воздушную разведку и оптимизацию управления авиационными силами. При этом, проявляя большое мужество, он продолжал воевать в воздухе. В конце 1941 года Николай Остряков освоил истребитель Як-1 и совершил в ходе обороны Севастополя более 100 боевых вылетов. Лично и в составе группы он уничтожил три нацистских самолёта.

«В свои 30 лет Остряков имел за плечами опыт боёв в Испании, являлся депутатом Верховного Совета СССР. Талантливый авиационный командир, Николай Алексеевич был человеком неутомимым, темпераментным и очень храбрым, поистине генералом-бойцом», — писал член Военного совета Черноморского флота Николай Кулаков.

В своих воспоминаниях Кулаков рассказывал, как наблюдал однажды в районе Инкермана воздушную победу двух советских истребителей над несколькими «мессершмиттами». Встретив после этого Острякова на заседании Военного совета, Кулаков спросил у командующего ВВС флота, как он оценивает этот бой, и по его реакции понял, что за штурвалом одного из самолётов находился сам генерал. Остряков его предположение подтвердил.

Николай Алексеевич Остряков

С декабря 1941 года по апрель 1942-го находящиеся под командованием Острякова лётчики авиации Черноморского флота сбили 354 самолёта противника.

24 апреля 1942 года Остряков вместе с заместителем командующего авиацией ВМФ СССР генерал-майором авиации Фёдором Коробковым осматривали авиаремонтные мастерские в районе севастопольской бухты Круглая.

«Примерно через полчаса после их приезда на объект со стороны моря со снижением прошла группа Ю-87 и отбомбилась прямо по мастерским. Прямым попаданием тяжёлой авиабомбы в один из ангаров были убиты оба генерала и часть сопровождавших их офицеров», — пишет в своей статье о Николае Острякове старший научный сотрудник Музея обороны Севастополя Илона Беликова.

В некоторых источниках приводится версия, что гитлеровцы намеренно выслеживали Острякова.

«Никто из нас не мог смириться с мыслью, что мы потеряли Николая Алексеевича Острякова… Вначале никто не хотел верить этому, вернее, никто не мог представить себе мёртвым Николая Алексеевича, которого мы видели час тому назад как всегда энергичного, улыбающегося, жизнерадостного, и в глубине души каждый, в том числе и я, надеялся, что, может быть, в этом сообщении какая-то ошибка. И только увидев своими глазами нашего командующего мёртвым, мы поняли всю тяжесть и непоправимость потери», — написал в своих воспоминаниях Герой Советского Союза лётчик Михаил Авдеев.

Памятник героям обороны Севастополя Острякову, Коробкову, Степаненко на Кладбище коммунаров в Севастополе

Высоко ценил Острякова нарком ВМФ СССР Николай Кузнецов.

«Если бы меня попросили назвать самого лучшего командира и человека среди лётного состава ВМФ, я назвал бы генерал-майора Острякова. Героизм, скромность, умение, хладнокровие и беззаветная преданность родине — вот это Остряков», — говорил он.

14 июня 1942 года Николаю Острякову было присвоено звание Героя Советского Союза посмертно. В нескольких городах России ему были установлены памятники. Имя Острякова носит станция Крымской железной дороги и проспект в Севастополе.

Дата и время публикации: 29 мая 2022, 13:55
Источник
Поделиться
Рекомендуем
Страницы истории
151
Женщины-блокадницы рассказывают, как выживали в осажденном Ленинграде
28 января 2022
Смотреть
Написать координатору
Имя
Email
Телефон
Сообщение