Надёжный и безотказный: как советский ППС стал лучшим пистолетом-пулемётом Второй мировой

6 июня 1942 года стартовали полевые испытания пистолета-пулемёта конструкции Алексея Судаева. Они закончились через неделю, а в июле это оружие выиграло государственный конкурс у образцов Георгия Шпагина и Василия Дегтярёва. Так Красная армия получила легендарный ППС — необычайно простое, лёгкое, компактное и удобное оружие. Пистолет-пулемёт Судаева значительно превзошёл немецкий аналог MP-38/40, или так называемый Шмайссер, трофейные образцы которого часто использовали военнослужащие СССР. ППС поставлялся советским десантникам, разведчикам, танкистам и штурмовым подразделениям РККА. По оценкам современников и историков, детище Судаева — лучший пистолет-пулемёт времён Второй мировой войны.

80 лет назад на Ленинградском фронте, где шли тяжелейшие бои с немецко-фашистскими захватчиками, советские военнослужащие начали полевые испытания перспективного пистолета-пулемёта конструкции Алексея Судаева.

Экзаменовка продолжалась неделю. В первой половине июля 1942 года в рамках государственного конкурса состоялись испытания, в ходе которых, наряду с оружием Судаева, советское командование протестировало пистолеты-пулемёты Георгия Шпагина и Василия Дегтярёва.

Представители руководства Красной армии оценивали такие качества, как кучность огня, неприхотливость, лёгкость, простота массового изготовления и удобство стрельбы из танка при эвакуации из него экипажа.

По итогам испытаний победила модель Судаева. Её серийное производство было развёрнуто на Сестрорецком инструментальном заводе им. Воскова (бывший Сестрорецкий оружейный завод).

В том же 1942-м пистолет-пулемёт Судаева под наименованием ППС был официально принят на вооружение Красной армии.

Специалисты нередко называют ППС лучшим оружием Второй мировой войны в своём классе из-за лёгкости, компактности, надёжности, простоты производства и эксплуатации. В частности, высоких похвал детище Судаева удостоилось со стороны Михаила Тимофеевича Калашникова.

«Можно со всей ответственностью сказать, что пистолет-пулемёт системы Судаева, созданный им и начавший поступать на вооружение Красной армии в 1942 году, был лучшим пистолетом-пулемётом периода Второй мировой войны… За высокие тактико-технические, боевые свойства в сочетании с небольшими габаритами и массой судаевское оружие очень любили десантники, танкисты, разведчики, бойцы-лыжники» — такую характеристику ППС дал Калашников в своей книге «Записки конструктора-оружейника».

Как отмечал Михаил Тимофеевич, ни один иностранный образец не мог сравниться с ППС «по простоте устройства, надёжности, безотказности в работе, по удобству эксплуатации».

При этом в своей книге Калашников сетовал, что Судаев и его деятельность оказались незаслуженно обделены вниманием в СССР. По его словам, советский конструктор внёс «весомый вклад в совершенствование советского стрелкового оружия, особенно в годы Великой Отечественной войны».

Алексей Судаев

ППС нечасто встречается в кинохронике, и его редко можно увидеть на мемориалах воинов-освободителей. Однако широкой публике этот автомат знаком по легендарной фотографии водружения штурмового флага 150-й стрелковой дивизии на крыше Рейхстага — именно пистолет-пулемёт Судаева находится за плечом советского солдата, устанавливающего Знамя Победы.

Альтернатива ППШ и «Шмайссеру»

Необходимость появления нового пистолета-пулемёта была вызвана тяжёлым положением блокадного Ленинграда, гарнизон которого остро нуждался в простом и надёжном стрелковом оружии, производимом на местных предприятиях.

Ещё одна причина появления ППС — недостатки пистолета-пулемёта Шпагина (ППШ), принятого на вооружение в декабре 1940 года. Несмотря на массу бесспорных положительных качеств, ППШ был достаточно тяжёлым оружием: масса снаряжённой модели составляла 5,5 кг, а дисковый магазин делал его не слишком удобным для экипажей танков и бронемашин.

Большую потребность в менее габаритном и лёгком огнестрельном оружии испытывали и советские разведчики, десантники, сапёры, связисты и ряд других категорий военнослужащих. Альтернативой ППШ являлся пистолет-пулемёт Дегтярева (ППД), но он тоже был достаточно тяжёлым, к тому же дорогим и сложным в производстве.

В комментарии RT специалист-историк Музея Победы Александр Михайлов заявил, что красноармейцы нередко прибегали к использованию трофейных немецких пистолетов-пулемётов МР-38/40, которыми вооружались вражеские танкисты, десантники и полицейские (в СССР эту модель по ошибке называли «Шмайссером»). По словам эксперта, оружие противника пользовалось популярностью среди советских солдат, потому что было легче и эргономичнее ППШ.

Кроме того, благодаря пониженной скорострельности МР-38/40 отличался достаточно высокой точностью. Масса немецкого пистолета-пулемёта без патронов составляла около 4 кг, длина — 833 мм, эффективная дальность стрельбы — 100 м. Однако серьёзной проблемой вражеского оружия была его прихотливость — при попадании грязи оружие часто заклинивало.

«С появлением ППС и перевооружением на этот пистолет-автомат частей Красной армии практика использования трофейных немецких МР-38/40 прекратилась. Тем более пистолет-пулемёт Судаева оказался легче немецкого, а скорострельность, кучность боя и надёжность оружия в бою были в разы выше», — подчеркнул Михайлов.

ППС стрелял широко распространённым в СССР патроном калибра 7,62 × 25 мм от пистолета ТТ. Масса оружия образца 1942 года без боеприпасов составляла 3,155 кг (с патронами — 3,63 кг), длина со сложенным прикладом — 640 мм (с разложенным — 910 мм), скорострельность — 700 выстрелов в минуту, эффективная дальность — 200 м, дистанция убойной силы — до 800 м, вместимость коробчатого (секторного) магазина — 35 патронов.

Красноармейцы с ППС

В 1943 году Судаев разработал улучшенную модификацию — ППС-43, которая стала ещё легче и короче предшественника. Именно она получила наибольшее распространение в войсках советской армии. 

Менее высокий по сравнению с ППШ темп стрельбы был обеспечен в ППС за счёт более длинного хода подвижных частей. Этот механизм Судаев позаимствовал у коллеги по конструкторскому цеху лейтенанта Ивана Безручко-Высоцкого, который за свою разработку был удостоен ордена Красной Звезды.

По словам экспертов, пониженная скорострельность ППС обеспечивала меньший расход боеприпасов. Чаще всего военнослужащие брали на боевые задания шесть магазинов, помещавшихся в двух сумках.

«У ППС по сравнению с ППШ темп стрельбы ниже, что совсем не является недостатком и минусом оружия Судаева по сравнению с образцом Шпагина. Это было сделано намеренно, чтобы улучшить кучность стрельбы и упростить контроль отдачи при ведении автоматического огня», — пояснил Михайлов.

С целью максимально возможного упрощения конструкции ППС был лишён режима одиночного огня, но красноармейцы приспособились к новому оружию и всё равно могли стрелять одиночными выстрелами и короткими очередями.

«Пожалуй, единственным условным недостатком ППС являлось отсутствие режима одиночного огня, но, привыкая к судаевскому оружию, бойцы легко справлялись с этим: при кратковременном нажатии на спусковой крючок пистолет-пулемёт мог делать один выстрел или давать короткую очередь», — пояснил Михайлов.

Для эксплуатации в условиях постоянного соприкосновения с различными поверхностями Судаев хорошо продумал конструкцию предохранителя. Этот механизм он расположил в передней части спусковой скобы, и боец не задевал его, к примеру, когда в спешке покидал узкий танковый люк. Таким образом исключалась возможность самопроизвольного выстрела.

ППС был настолько лёгким и компактным, что свободно помещался на предплечье танкиста, поэтому, выбираясь из танкового люка, военнослужащий мог свободно опереться на локоть руки, на которой располагался пистолет-пулемёт.

Помимо экипажей бронетехники, ППС был высоко востребованным оружием и у штурмовых частей Красной армии. Популярность судаевского пистолета-пулемёта также объяснялась компактными размерами и удобством его использования.

Оружие Победы

По воспоминаниям Калашникова, Судаев всю блокаду находился в Ленинграде и вместе с жителями города работал на Победу, стойко перенося тяготы и невзгоды, выпавшие на долю города в период немецкой осады. При непосредственном участии конструктора происходило и налаживание серийного производства ППС.

Детище Судаева оказалось необычайно технологичным изделием — для его изготовления не требовалось специального оборудования. Как говорится в энциклопедии Минобороны РФ, большинство деталей выпускалось на прессо-штамповочном оборудовании с применением точечной и дуговой электросварки.

Кроме того, на производство ППС-42 затрачивалось в три раза меньше времени и в два раза меньше металла, чем на изготовление ППШ.

Пистолет – пулемёт Судаева в парке «Патриот» 

В 1943 году было выпущено более 46 тыс. пистолетов-пулемётов образца 1942 года. В последующем темпы производства судаевского оружия кратно возросли. В общей сложности промышленность СССР поставила Красной армии более 760 тыс. ППС обеих модификаций.

Тем не менее ППС не стал заменой ППШ, объём выпуска которого к моменту появления судаевского оружия превысил уже несколько миллионов единиц. В разгар войны советское руководство сочло неоправданным перевод производственных мощностей на изготовление нового, более эффективного пистолета-пулемёта.

«Несмотря на ряд преимуществ перед ППШ, пистолет-пулемёт Судаева всё же шёл в качестве дополнения к образцам системы Шпагина», — поясняется в энциклопедии Минобороны РФ.

В советской армии ППС стоял на вооружении до середины 1950-х годов. В основном пистолет-пулемёт использовался частями ВДВ, морской пехоты и экипажами бронемашин.

Вместе с тем копии судаевского оружия получили широкое распространение за рубежом. Например, Польша по советской лицензии выпускала пистолет-пулемёт WZ 43/52 с деревянным прикладом.

Другие страны активно копировали ППС без разрешения Москвы. Так, ещё в 1944 году Финляндия переделала советский пистолет-пулемёт под патрон 9 × 19 мм Parabellum и стала выпускать его под наименованием М-44. А в 1950-е годы на основе финского оружия промышленность ФРГ изготовила пистолет-пулемёт DUX 53/59 для нужд жандармерии и погранвойск. Вплоть до 1980-х годов фактические копии ППС стояли на вооружении ВС Испании, Норвегии, Болгарии, КНДР и Китая.

Как заявил в беседе с RT эксперт Российского военно-исторического общества Никита Буранов, конструкторский гений Алексея Судаева воплотил в ППС практически все требования военнослужащих к компактному и при этом достаточно мощному огнестрельному оружию.

«В тяжелейших условиях блокады Судаев создал простой, лёгкий, технологичный и очень удобный пистолет-пулемёт. Сначала он использовался на Ленинградском фронте, а после прорыва блокады массово пошёл в войска на оснащение десантников, разведчиков и экипажей бронемашин. Без всякого сомнения, ППС является тем оружием, которым Красная армия ковала Победу над нацизмом», — резюмировал Буранов.

Дата и время публикации: 07 июня 2022, 13:35
Источник
Поделиться
Рекомендуем
Страницы истории
151
Женщины-блокадницы рассказывают, как выживали в осажденном Ленинграде
28 января 2022
Смотреть
Написать координатору
Имя
Email
Телефон
Сообщение